Али Кариев

Своим успехом экспедиция во многом обязана одному удивительному, мужественному и скромному человеку - Али Кариеву. Под его руководством осуществлялась подготовка КАМАЗов к экспедиции, он руководил доставкой команды на озера. Именно ему принадлежит фраза, с которой началось 20-часовое путешествие к озеру Ворота: "Пробьемся!" 

Али Кариев,
руководитель «Магаданского автоцентра «КАМАЗ». В экспедиции его назвали просто Батя. 

Представляем вашему вниманию отчет, который показывает насколько сложной была задача не только для дайверов, но и для водителей КАМАЗов. 

28.02 
Старт от автоцентра в Якутске. Выехали в 10:30. Без проблем дошли до Тёплого Ключа 490 км. Прошли две ледовые официальные переправы через Лену и через Алдан. Заправились в Хандыге. Ночевали в 30-ти км от Тёплого ключа в машинах. Всё нормально. 
01.03 
Выехали утром в Томтор. По дороге журналисты снимали прохождение «Чёрного прижима», это перевал тяжёлый, опасный и красивый. Обедали на Кюбюме, это поворот с федеральной дороги Колыма на старую колымскую дорогу, отсюда 156 км до Томтора. В кафе «Куба» – сарайчик на три столика. Дорога на Томтор очень узкая, невозможно разъехаться даже с УАЗиком, одному надо останавливаться, второму проезжать на 1-й передаче. Помимо этого старые, разваленные деревянные мосты, очень высокие и длинные. На одном высаживали людей. Переходили пешком. Вечером были в Томторе (400 км). Заправились. Часть людей ночевала в домике, часть в машинах. Машины всю ночь не глушили. Всё нормально. 
02.03 
Дайверы готовят оборудование. Мы занимаемся машинами. Ночью было -53… На фотосессию с флагами КАМАЗ поехали к стелле в Томторе, а потом, поскольку есть время, поехали в Оймякон на двух машинах с журналистами и операторами. Это 50 км от Томтора на берегу Индигирки. Именно здесь зафиксирована самая низкая температура на планете. Фотографировались у знака Обручева. КАМАЗ на фоне надписи «Оймякон Полюс Холода». Вечером вернулись в Томтор. Ночевали так же, как в предыдущую ночь. Сняли с 43118 запаску и задние фонари с номером и кронштейнами. Иначе все кронштейны на бездорожье оторвал бы, а на запаске везде сидел бы. 
03.03 
Потеплело. -41. Старт назначен на 7 часов утра. Выехали в 9:30, задержался местный проводник после вчерашнего. Задача максимум – дойти до Лабынкыра 90 км. 
Заправились под крышки, 42111 по 2х210, 43118 350+210. Взяли с собой ещё две емкости по 1м3 в запас, ибо не представляли, какой будет расход. Дороги не оказалось вообще. Спустили колёса от 1,5 до 2.5. Кругом снежная целина. Плотный снег глубиной от 0,5 до 1 м. Я шёл первым, бил дорогу. Обалдел от того, как 4326 идёт по снегу – танк. Раньше относился к нему, как к ГАЗ 66, после нынешней поездки мнение поменялось кардинально. Дорога очень тяжёлая, снег гребём бампером, иногда надо по несколько раз сдать назад и пробивать дорогу по 20 см. Вышли на наледь, провалились в воду, выдернули второй машиной назад. Верёвку сзади не снимаю, намотал на запаску. Пробились через наледь. 
Дошли до первой крутой горы, проводник сказал – не поднимемся, очень круто и много снега. Нет разгона. Поднялся с первой попытки, проводник в шоке. Вышли к перевалу, стемнело. Подъём метров четыреста, уклон такой, что хочется развернуться и уехать назад. Даже по сухой погоде это очень тяжёлый подъем. Прогноз проводника – не поднимемся никогда. Вышел с первой попытки, тяжело, на нервах, но вышел. Проводник молчал до самого Лабынкыра. Я горжусь такой машиной. Говорю на основании своего опыта, в эту гору не выехал бы никто. Даже гусеничная техника. 
Еще 30 км такого счастья, и мы на Лабынкыре. Ехали 13 часов. Я сжёг 260 л топлива. Почти 3 л на км. Остальные меньше, т. к. шли по моему следу. Нас все поздравляют. Все видели, что происходило, трудно было поверить, что это можно преодолеть. Моих всех разрывало от гордости за КАМАЗ. Машины в норме. 
04.03 
Мороз -45. Провели плановое обслуживание, серьезных проблем нет. 
У меня оторван задний левый ящик под кузовом, «сидел» на нём на пригорке. Вывернута правая сторона бампера вместе с фарой. Под снегом оказался пень, который не было видно. Теперь машина одноглазая. 
Дайверы весь день искали глубины для установления рекорда на озере. Глубины 80 метров не нашли. Нашли 52 м. Загрустили. Местные организаторы разводят руками и говорят, что дальше в 30-ти км на озере Ворота есть и 150 м, но туда вообще дороги никогда не было. Летом добирались на гусеничных тягачах и вертолётах. Я предложил Диме Шиллеру (руководитель группы дайверов) попробовать пробиться, пока они тут будут нырять на 52 м. Он, конечно же, ухватился за идею. Решили так. Мы двумя машинами выдвигаемся на Ворота, одну оставляем им для ныряния, как хозяйку, а две уходят в Томтор за топливом, потому что в наши планы Ворота не входили, и топлива нам не хватит. Одну машину отправлять нельзя, потому что идти им придется через наледь. Мы, если пробиваемся на Ворота, связываемся с экспедицией по спутнику, они приезжают по нашему следу и устанавливают рекорд. На том и порешили. 
05.03 
Мороз -41. Утром в 7 часов две машины и 6 человек двинулись в путь. Сразу столкнулись с тем, что идти надо по лесу, а проходов между деревьями нет. Пришлось валить деревья бампером и ползти по глубокому снегу. Через 5 км сучком пробили колесо переднее, левое. Подкачка справляется, но следить за ней по такой дороге нет возможности. Меняем колесо. Ставить пробитое колесо на штатное место не стали, тяжело поднимать руками. Бросили у колеи, заберём на обратном пути. Едем дальше, проваливаемся в первую же наледь, льдиной сбивает хомуты с двух ресиверов, стоим в воде без воздуха. Неудачная конструкция. До Ворот теряли ресиверы три раза. Устраняем неисправность в воде, качаем воздух и с помощью второй машины выходим из наледи. Далее снег выше бампера и через километр огромная наледь. Километра два, объехать невозможно, мы в ущелье. Едем, валимся назад, снова едем, и так 3 часа. Прошли, этот ручей вытекает из Ястребиного озера. До него 100 метров. Пройти не можем, очень глубокий снег, перелёт метров 10. Пошли через ручей и рухнули передним мостом в воду. Сели глухо. Опять потеряли ресиверы, ушёл воздух, я, когда вылазил из кабины, соскользнул с крыла и нырнул под лёд, утопил рацию. Двое ремонтирует ресиверы и долбят лёд, остальные ушли со второй машиной назад и копают там, где я не мог пройти. 3 часа работы, и вторая машина вышла к моей впереди. Бампер в воде, зацепить канат проблематично из-за конструкции прежнего буксирного пальца. Выехали со второй попытки. Фара полная воды замерзла, света у меня нет вообще. Прошли по Ястребиному и уходим на перевал. С прохода пробиваешь метр-полтора, и опять назад. Стемнело, наш оператор Миша установил у меня в кабине светодиодный фонарь, ехать можно. Поднялись на перевал. На второй машине слетел ремень генератора из-за того, что набился снег, таять не успевает и ремень соскальзывает со шкива генератора. Сделали, тронулись, через 500 метров опять слетел ремень. 12 часов ночи, решили ночевать. 
06.03 
Градусник снесли ветками, мороз по ощущениям и по выхлопу градусов -40. 
Двинулись дальше. Спуск с перевала очень крутой, проводник уже уважительно говорит про КАМАЗ, но назад, говорит, не подниметесь. Дальше каскад озёр Нижнее, Бурное, Без названия, между ними очень глубокий снег и пустоты. В одну провалились, выехали. В снегу еще раз потеряли ресиверы. Подъехали к озеру Ворота. До выхода на лед 30 метров, проехать невозможно. Толстые деревья и ручей подо льдом. Сунулись в ручей и опять провалились. Вырвались назад при помощи второй машины. Не стали испытывать судьбу, спилили деревья и вышли на лёд. Ощущение как у командира, танки которого вышли к Берлину. Время на часах 16:15 местного. 
Позвонили Шиллеру, машины с топливом вернулись на Лабынкыр, завтра с утра они стартуют. Их человек, приехавший с нами, ушёл на озеро искать глубины. Развели костёр, покормили Баяная, накатали площадку для машин, и спать. Расход топлива 300 литров на 30 км. 10л на 1 км. 
07.03 
Мороз градусов 30-35. В 7:17 позвонили мои бойцы, выдвинулись от Лабынкыра. Подробно объяснил им, как ехать, где объезжать наледи и т.д. Ждали их к 16 часам. 
Приехали в 12 дня, очень быстро по пробитой дороге. Дайверы сразу ушли искать глубины, оказалось, что глубин и тут нет. Организаторы не могли подумать, что мы туда пробьёмся. До нас ни одно колесо по берегу Ворот не каталось. КАМАЗ первый, как всегда. В итоге нашли 60 метров, решили нырять. Пока пилили майну, готовились, уже стемнело. Ныряли ночью, рекорд все равно установили 59,6 м при температуре воды 0,6 гр. Цельсия. Отметили. 
08.03 
Мороз градусов 30. С утра дайверы ушли нырять при солнце. Мы поздравили женщин с праздником. Вытоптали на снегу "Мы вас любим" и после обеда выехали назад на Лабынкыр. Подъезжали к Лабынкыру затемно. В снегу наехал на лесенку, и она пробила насквозь интеркулер и радиатор охлаждения. Встали ремонтировать. Людей всех загрузили в одну машину и отправили на Лабынкыр, там есть домик, а мы остались. Выдернули радиатор, заглушили трубки и уехали. По дороге забрали запаску, приехали в 03:30. 
09.03 
Мороз градусов 30. В 10:30 выехали в Томтор. 
10.03 
Мороз -51. Поставили левую фару на мою машину и в 11:30 выдвинулись в Якутск. За день дошли до Тёплого Ключа, там ночевали. 
11.03 
Мороз -44. 
В 6:00 выехали из Тёплого Ключа и без приключений в 14:00 были в Якутске. 
В Якутске -15 днём. 
Все задачи выполнены. 

 

О ДАЙВЕРАХ И НЕ ТОЛЬКО

- Что Вы можете сказать о дайверах, об участниках экспедиции?

Для меня они люди очень близкие мне по духу, контакт сложился сразу. Но у нас были разные задачи. Мы должны были обеспечить доставку людей, возврат, у нас был четкий график, привязанный к сложной программе погружений. Мы были заняты техническими задачами, и как ныряли первые погружения, мне не пришлось увидеть. А вот последнее погружение – ночное, я наблюдал.

Прехали на Ворота поздновато. Пока нашли глубину, пока пробили майну, уже было поздний вечер, мы тем временем занимались своими делами, а уже ближе к вечеру, когда стемнело, я зашел к ним в палатку. Вдруг откуда ни возьмись ветер поднялся сильный, честно скажу, мне жутковато стало. Совершенно безбашенные люди...лезть в эту черную дыру! Ничего не видно, страшно холодно.

Я сильно запереживал, потому что они стали людьми для меня близкими. Дима, Саша, у них постоянно чего-то случалось, замерзало, они постоянно что-то отливали кипятком. Я подумал, а вдруг что-нибудь там замерзнет, тогда что?

Когда они ушли под воду, время показалось вечностью. И нет связи, ты их не услышишь, и они ничего не скажут. Когда увидел свет фонарей, отлегло от сердца.

Вытащили мы их – и сразу в машину к себе, задача была поставлена, чтобы было очень тепло, горячая вода, сладкий чай, мы все это организовали...Я смотрю на них - люди вернулись из неведомого.

 

 В раздел "РАССКАЗЫ УЧАСТНИКОВ"

 


Обнаружение ошибок на сайте ФПСР


© Design & content by Natalia Rumiantseva

Яндекс.Метрика