Дмитрий Шиллер

Научное сообщество Якутии очень интересовало, как влияют экстремальные температуры на пресную воду. Мы брали пробы воды с разных глубин Лабынкыра, а также пробы грунта со дна озера.

Дело в том, что гидросистемы в условиях вечной мерзлоты совершенно не изучены. Озеро исследовалось якутскими учеными в прошлом году (2012 году - прим. ред.), но это происходило в летнее время, и им были необходимы зимние показатели. Именно поэтому мы погрузились туда в самое холодное время года.

Еще одна задача – проверить на себе и подробно описать, как большие перепады температур влияют на организм человека. Температура воздуха в день погружения колебалась от -42 до -48 градусов.

И если по поводу стойкости человеческих организмов вопросов не было, то за технику мы опасались. Долго тестировали и проверяли возможные комбинации снаряжения и пришли к выводу, что будем нырять в трех разных конфигурациях. 

Для нас не были принципиальны ни глубина, ни температура погружения. Принципиальным было прохождение перепада температур от -46 на воздухе и +2 градусов у дна озера.

Вообще все специалисты, с которыми мы общались, прочили нам не более 20 минут под водой в лучшем случае. Затем – холодовой шок. Но опасность заключалась не только в этом. Когда неподготовленный человек выходит из воды и делает глубокий вдох, обжигающе холодный воздух резко проникает в легкие, и они обмораживаются. Чтобы этого не произошло, мы обучались особой системе дыхания. Таким образом, самый жесткий момент, с которым пришлось столкнуться во время погружения, – это момент входа и выхода из воды. В этом и заключалась уникальность: мы смогли доказать, что можно работать в условиях резкого перепада температур без специального оборудования и снаряжения. 

Погружению предшествовали полуторамесячные тренировки. Для начала мы провели рекогносцировку местности. Кстати, в момент нашего первого визита в Якутию температура воздуха достигала -52 градусов, то есть было еще холоднее, чем сейчас. Исходя из полученных данных и прекрасно понимая, что резкие перепады температур могут серьезно повлиять на работу сердца, был составлен план тренировок с учетом предстоящих нагрузок.

Тренировались в Казани, на Голубом озере. Чтобы каждый из дайверов мог хорошо прочувствовать свой собственный порог холода, под лед Голубого озера опускались без перчаток и работали с оборудованием до тех пор, пока руки не утрачивали чувствительность. Заключительные тренировки проходили в Вологодской области, где мы отрабатывали возможные аварийные ситуации: отказ техники, взаимодействие аквалангистов между собой, реакцию на стресс и т. п. Как показала практика, подготовка была правильной. Когда в момент погружения замерз один из регуляторов, благодаря поставленной технике дыхания и готовности к такому повороту событий мы справились с ситуацией.

Одновременно с началом тренировок приступили к отбору снаряжения. Главный критерий – использовать то, чем пользуются дайверы-любители, то снаряжение, которое можно купить в любом специализированном магазине. Это было принципиально, ведь нам предстояло доказать, что в экстремальных условиях могут работать люди, экипированные обычным дайверским снаряжением.

Мы погружались в сухих гидрокостюмах. Никаких специальных электро- и водообогревающих систем, в том числе и для защиты регуляторов, не применяли. 

Так как мы ныряли с открытой поверхности, майна, постоянно замерзала. Спасибо группе обеспечения, которая ее постоянно расчищала.

В момент входа в воду лицо ощущало не холод, а как будто кипяток. Справляешься с этим ощущением, восстанавливаешь дыхание и начинаешь работать. Особые опасения вызывал момент выхода из воды – мы боялись примерзнуть ко льду. Чуть задержал руку – и она примерзает, поэтому на суше двигались активно. Тем не менее, пока шли от майны до палатки, костюмы промерзли полностью, благодаря чему чувствовали себя рыцарями в железных доспехах. 

Воду с разных глубин набирали в специальные боксы. Грунт со дна – в обычные полиэтиленовые мешки. Примерно так, как некоторые хозяйки покупают набазаре капусту: опускают пакет на понравившийся кочан, встряхивают и завязывают его сверху. Все собранные пробы укладывались в специальную сетку, затем все вместе поднимались на поверхность, где их сразу же консервировали и увозили. 

Мы не встретили чудовища на дне озера, никаких костей и челюстей не видели. Но могу поделиться своими личными ощущениями: я много где побывал, погружался в моря, океаны и самые разные озера, но Лабынкыр остался для меня самой большой загадкой…

Фото А. Губина и А. Райхштата

 

 В раздел "РАССКАЗЫ УЧАСТНИКОВ"


Обнаружение ошибок на сайте ФПСР


© Design & content by Natalia Rumiantseva

Яндекс.Метрика